Інтерв’юСтатті

Рок-музыкант Валентин Стрыкало: «Я просто известен в определенных кругах»

Мало кто знает, что настоящее имя Валентина Стрыкало, – Юрий Каплан, и родом он из Запорожья. Наконец-то Юра доехал до родного города, и нам удалось пообщаться с ним с глазу на глаз. Перед концертом мы встретились с Юрой в гримерке клуба «ZIMA Project» и хорошенько расспросили его о Запорожье, славе и  планах на будущее.

– Почему за столько лет, только сей час добрался до Запорожья?

– Организаторы впервые согласились на наш «баснословный гонорар». Видимо, Запорожье стало богатым городом, который смог позволить себе настолько «дорогих» артистов.

Поддерживаешь с кем-то отношения из Запорожья?

– Конечно, на самом деле я не так давно уехал и довольно часто здесь бываю. Можно сказать, что я живу на два города. Хотя, на самом деле вск-таки нет, вру. Бываю здесь раз в месяц, встречаюсь со своими школьными друзьями.

Ты сам из Запорожья, но почему-то городом обитания Валентина Стрыкало выбрал Житомир. Запорожье не настолько провинциальный город?

– Не настолько. Я бывал в Житомире. Это очень милый, добрый городишко, но он совсем провинциальный.  Да и звучит прикольно.

Чувствуешь себя популярным? Девочки на концертах плачут?

– Нет. Популярность – это, наверное, нечто большее. Я просто известен в определенных кругах. Да,  меня узнают на улицах. Но на мой взгляд популярность – когда собираешь дворцы спорта по всем областным центрам. Вот тогда можно говорить: «Я популярен». Прямо выйду на сцену и скажу.

У тебя есть какой-нибудь пункт в райдере, для прикола, просто чтобы проверить организаторов, читают ли они бытовые райдеры вообще?

– Нет, мы пока что не настолько крутые. Кстати, сегодня подумали, что когда станем звездами и сможем позволить себе выпендриваться, то впишем в райдер хромую шлюху. Нас нельзя будет обмануть, потому что мы научимся узнавать, когда по-настоящему хромая, а когда притворяется. Но пока что рано об этом говорить.

Какое самое необычное место, где тебе приходилось давать автограф?

– Однажды у девочки на лбу расписался. А если говорить не о частях тела, то недавно российский таможенник попросил автограф. На самом деле, это льстит,  значит все-таки есть какая-то известность. Дважды таксисты просили автограф. Причем, они не молодые ребята были, лет по пятьдесят.  Я сел в машину, а таксист говорит «Блин, слушаем тебя с пацанами в таксопарке, класс. Мы следим за твоим творчеством.»  В общем, клево.

Популярность не приносит льгот или скидок? Например, пропускают куда-то без очереди или не платишь за такси?

– Я могу мутить себе в Киеве проходки на концерты в некоторые клубы. Просто знаю многих арт-директоров и поэтому  в некоторые места могу  ходить бесплатно.

Как ты относишься к своим коллегам, если их можно так назвать, ребятам, которые стали популярны благодаря интернету? Может, ты знаком с кем-то из них?

– Вот вчера познакомился с Максом +100500, с Васей Обломовым. Вася Обломов классный чувак, пообщались с ним очень весело. С Максимом пообщаться не удалось, я как-то постеснялся, но он тоже очень милый и позитивный. А  отношусь к ним очень хорошо, мне кажется, это заслуженная популярность,  никто этих людей никому не навязывал с телеэкранов, пользователи их сами выбрали. Люди реально кайфуют от того, что они делают. Они все настоящие, у них совершенно нет пафоса, в отличии от звезд шоу-биза.

А насколько долговечна такая слава?

– Все зависит от того, насколько долго ты сможешь поддерживать к себе интерес. Тут нет какой-то  определенной конъюнктуры рынка  – в интернете слава длится столько-то, а по телевидению столько-то. Нет. Все полностью зависит от артиста,  как долго он сможет писать интересные песни, выдавать интересный материал и удивлять людей. Тут важно меняться и удивлять.

Как думаешь,  долго продлится твой период «Валентина Стрыкало», и как долго тебе будет хотеться играть роль мальчика из Житомира?

– Я роль уже не играю давным-давно, только в видеороликах. В жизни я стараюсь вести себя естественно.

Я имела в виду музыкальный материал. Когда ты начнешь, и начнешь ли в принципе меняться и играть что-то более серьезное?

– Может быть, начну. Пока рано говорить об этом. Мне нравится то, что я делаю. То, что сейчас происходит, – самобытно и оригинально. Я не знаю артистов, выступающих в таком же жанре, которые были бы настолько хороши. Извините, это нескромно, но мне так действительно, кажется. Этот жанр, мой какой-то определенный стиль, он действительно есть, он уже вполне отточился и он самобытен. Если я начну делать что-то другое, то оно соответственно тоже должно быть самобытно и оригинально, а придумать еще что-нибудь, не знаю, хватит ли у меня таланта, сил и ума.

Изначально ты собирался поступать в университет Карпенко-Карого на театральный факультет? Есть ли еще желание, или закончишь экономический и все?

– А я отмучался уже с экономическим. Собирался поступать на кинорежиссуру. Но сейчас нашел в Москве курсы для людей, у которых уже есть высшее образование. Мне очень много вещей интересно и я постараюсь найти на это время, но пока что его нет. Мы постоянно гастролируем, пишемся. Я не могу уехать на неделю из Киева, потому что там все время что-то происходит.

Если бы твои ролики не стали популярными, кем бы ты был?

– Наверное, загнивал бы в каком-то офисе и очень бы страдал от этого. А , может быть, и нет. Черт его знает. Просто когда все это раскрутилось, я для себя четко понял, что ничем другим заниматься не мог бы. Возможно, если бы я такой перспективы не видел дальше, то спокойно себе существовал, ходил бы утром  на работу,  сидел, выдавал кредиты в супермаркете бытовой техники.

Валентин Стрыкало популярнее в Украине или в России?

– У нас одинаковое количество концертов и в Украине и в России. Но в Москве чаще, потому что она больше. Там больше клубов и они гораздо лучше чем в том же Киеве, например. Рок-клубы на каждом углу.  Там везде есть необходимые технические условия.

– У тебя есть мечта?

– Да. Хочу профессионального роста. И занимаюсь этим.

У тебя есть музыкальное образование?

– Нет, но сейчас планирую его получить. Конечно, я не пойду в музыкальную школу, но буду учить азы, буду стараться развиваться. Знаешь, чтобы это не было развлечением, – хаха, весело, клево, художественная самодеятельность, а  чтобы все было на уровне, профессионально.

Как ты чувствуешь себя на мероприятиях вроде «Большой  разницы» в Одесском Оперном театре, где сидит весь цвет российского шоу-бизнеса, а ты стоишь с гитарой и поешь «Все решено, мама, я – гей»?

– Кстати, очень круто! С «Большой разницей» такие приятные воспоминания связаны,  очень светлые. Вы себе не представляете, что такое петь в Оперном театре. Там же акустика бешеная. Это такой кайф. На репетициях меня нельзя было оторвать от микрофона. Это просто потрясающе! Причём я себя слышу не из мониторов, а из зала. Это было  очень круто. Ну, и публика меня там восприняла на ура. Какая разница, какое мероприятие, кто организовывает и где оно проходит, если хорошие люди в зале и она хавают прикол.  Сегодня, например, я  был в эфире программы «Пусть говорят» на "Первом канале" (Россия). Утром вот прилетел из Москвы. У нас за пару часов выросли просмотры на Youtube на 200 тысяч.  За пять минут меня просмотрело больше людей, чем за два года. У Первого канала аудитория больше ста миллионов человек, а у меня миллион просмотров на Youtube за два года. Я долго не хотел признавать телевидение, говорил: «Нет, нет, ни за что, не хочу в телевизор, только интернет!». Мы с директором моим из-за этого очень долго ссорились, я не хотел ехать на «Большую разницу», брыкался. Говорил «Да ну, я рокер, я не хочу туда!». Но потом мы увидели, какой результат. Все-таки Первый канал!

Значит,  теперь тебя можно будет увидеть по телевизору чаще?

– Мы не ставим себе таких приоритетов, но клипы, в любом случае, будем заносить на телеканалы. Мы не будем выпендриваться и просто выкладывать их в интернете, будто мы такие независимые чуваки. Нет. Под формат  не ляжем, но какие-то требования будем выполнять. Хэви- металл, конечноэ не сможем играть. Приходится идти на такие уступки, но в душе не особо щемит, потому что несмотря на это , мы все равно остаемся честными сами с собой и с нашей аудиторией. Мы говорим об этом вот в интервью с вами, или со сцены, общаясь со зрителями: «Ребят, сорри, но иногда, где-то мы прозвучим попсово. Извините»

Ты написал в своем твиттере, что тебе предложили сняться в кино…

– Да, мне уже выслали сценарий, но я его еще не читал, потому пока ничего не могу сказать . Вот сейчас отыграем здесь, потом в Донецке, вернусь в Киев и тогда уже, надеюсь, займусь чтением.

А где будут проходить съемки, в России или Украине?

– Не знаю. Проблема в том, что в России снимается один мусор и так редко попадается что-то хорошее, а в Украине вообще ничего не снимается. Есть, конечно же, хорошие фильмы, но их так мало! А хотелось бы попасть именно в такой…

Из неопубликованного

Во время интервью дверь в гримерку открылась и в комнату зашел один из музыкантов Валентина Стрыкало со словами:

М:  – Там пацаны с Кичкаса приехали, хотят автографы.

В.С. – Пацаны с Кичкаса?…  Для пацанов с Кичкаса вообще ничего не жалко.

М: –  Бритые такие, накачанные, в спортивных костюмах.

В.С.:   – Отдай им все деньги.

М:  – Окей.

После этих слов, парень ушел, а мы продолжили разговор…

Матеріал взято із старої версії сайту «Пороги».
Автор : Юлия Туник, Дарья Синельникова

Попередня публікація

Вторжение: за Запорожье снова сражались

Наступна публікація

Запорожской «Металлург» удивил и победил

admin