РецензіїСтатті

«Роковая страсть» Джеймса Грэя: визуальный шедевр с мелодрамным сюжетом

Режиссер Джеймс Грэй, которого киноманы со стажем могут помнить еще по «Маленькой Одессе», а остальные – по «Ярдам» и «Любовникам», все же далеко не так известен в широких кругах. В Америку его предки приехали из Украины. Собственно, из рассказов бабушек и дедушек и выросла эта история фильма «Роковая страсть».

В целом, говорить что-то определенное о творческой манере Грея, помимо того, что для главных ролей он всегда берёт Хоакина Феникса, – сложно. Даже несмотря на пятую по счету картину, сформировать устоявшееся мнение о его режиссерских способностях весьма затруднительно. Благо, он умело заметает следы, запутывая и без того смущенного зрителя.

Итак, на дворе 20-е годы ХХ века, две полячки в бегстве от нищеты и разрухи прибывают, с надеждой на светлое будущее, в Нью-Йорк. Но американская мечта героинь терпит крах даже до попадания в страну возможностей. Одну из сестер помещают в карантин, а вторую (Марион Котийяр) – решают отправить обратно по подозрению в неблагонадежности. Но в последний момент появляется благодетель (Хоакин Феникс) и берёт её на поруки, а после приводит в свой дом. Наутро он не препятствует желанию героини найти работу, но тут же хитро подмечает, что рукоделье не позволит ей прокормить себя и высвободить сестру. Мужчина оказывается сутенёром и таки склоняет девушку зарабатывать своим телом. Далее полячку охватывает вереница событий: влюблённость очаровательного фокусника  (Джереми Реннер), предательство родных, взлёт и стремительное падение. Ближе к концу фильма возникает смешанное ощущение предсказуемости: то ли из-за безжалостности описанной эпохи, то ли ввиду какой-то общей наигранности ситуации.

Хоакин Феникс, конечно, великий, но в «Роковой страсти» – бледная копия самого себя: не то скован границами роли, не то усталостью. Марион Котийяр играет слишком смиренно и отстранённо, даже несмотря на то, что роль была написана специально под неё. Ещё одну злую шутку с фильмом играет решение наших локализаторов назвать его «Роковой страстью» вместо «Иммигрантки». Увы, как раз страсти событиям фильма не хватает: ломаются судьбы, но происходящее на экране остается абсолютно холодным и сухим.

Единственное, что завораживает в фильме Грэя, – дух времени: грязные подполья Америки времен Депрессии перекликаются с «Подпольной империей», а от использования какого-то оттенка сепии в цветовой палитре буквально веет бедностью.

В целом яркая внешне, «Роковая страсть» оказалась слишком грузным и драматургически перенасыщенным фильмом, к которому так и хочется прилепить ярлык мелодрамы.  Вполне логично, что она была обделена вниманием жюри на последнем Каннском кинофестивале. 

Фото: www.youtube.com

Матеріал взято із старої версії сайту «Пороги».
Автор : Никита Богданов

Попередня публікація

Опитування: Ким для молодих журналістів є Георгій Гонгадзе

Наступна публікація

Співголову Запорізької обласної студради обрати не вдалося

admin