ГоловнеІнтерв’ю

Соня Кошкина: «Виктор Янукович думал, что Майдан – это Юля»

67770Шеф-редактор интернет-издания «LB.ua» Соня Кошкина недавно побывала в Запорожье с презентацией собственной книги «Майдан. Нерассказанная история». По мнению «Телекритики» это «одна из самых ожидаемых – по крайней мере, среди медийщиков – книжная новинка года». В книге рассказывается о том, что происходило все три месяца Революции Достоинства в кулуарах власти. «Порогам» удалось обсудить с Соней Кошкиной ее произведение.   

– За достаточно короткий период времени про Майдан написали уже немало книг. Чем ваша книга отличается от других произведений о Революции Достоинства?

После завершения Майдана действительно вышло много политической литературы и, я думаю, будет выходить еще. Прежде всего, пишут о героях Майдана и рядовых его участниках. Я надеюсь, что таких книг будет больше и больше, потому что люди этого заслуживают. Такую работу уже проделала Кристина Бердинских, я думаю, вы уже читали ее замечательную книгу об историях простых майдановцев. Я понимала, что повторять работу Кристины или собирать посты того времени на Фейсбуке, что тоже делали некоторые мои коллеги, – смысла особого нет. Но есть смысл попытаться восстановить эту кулуарную составляющую революции, что собственно я и решила сделать. Какие приказы отдавались силовым структурам? Как силовые структуры на это реагировали? Что происходило в Харьковской ЦКБ? Как вели себя олигархи? И самое главное, кто выдавал боевые патроны и отдал приказ стрелять по людям? Моя книга отвечает именно на эти вопросы.

– Вам удалось найти ответы на эти вопросы раньше, чем работникам спецслужб, которые расследуют дело Майдана. Они уже обращались к Вам за помощью?

– Да, книга приобщена к материалам дела. По ходу работы над книгой я также общалась с представителями разных силовых структур. На самом деле многое из моей книги – информация, раскрытая в ходе следствия, но пока что не опубликованная официальными источниками. Когда меня поставили в известность, что мою книгу приобщили к материалам дела, я спросила: «А вы чем занимались? У вас в 25 раз больше возможностей, почему не я пишу о ваших материалах, а вы о моих?» Но главное все-таки, чтобы был результат. Я не могу сказать, что оперативная группа ничего не делает, у них есть сподвижки по делу. Но из-за того, что у них в работе много формальностей, это тормозит расследование, и журналисты раскрывают новые факты раньше них.

– Как проходило ваше расследование?

– На протяжении всего Майдана я общалась с политиками с одной и с другой стороны, был накоплен достаточно большой массив информации, было много инсайда. Все это нуждалось в систематизации, доказательной базе. Для того чтобы эта история не стала моей отсебятиной о Майдане, я решила подкрепить свою работу записью интервью с представителями двух политических лагерей, которые тогда непосредственно влияли на происходившее. С этой целью я встретилась с тогдашними лидерами оппозиции и тогдашними представителями власти, многие из которых уже в эмиграции. На обороте книги есть фамилии людей, которые давали интервью для этой книги. В их числе Александр Турчинов, Ринат Ахметов, Юрий Иванюшин, Арсен Аваков, Александр Янукович, Сергей Тарута, Сергей Пашинский, Андрей Шевченко и другие. Я сознательно выбрала этих людей по той причине, что они тогда принимали решения. Книга писалась 10 месяцев. Два последних интервью были с Порошенко и Тимошенко, с которыми почему-то было тяжелее всего встретиться.

– Я понимаю, что не все хотели давать интервью и для многих комментарии по поводу Майдана могли быть чреваты последствиями. Как вам удалось убедить их говорить о Майдане правду?

– Я уже 13 лет в политической журналистике. Со всеми людьми, у которых я брала интервью, я была знакома ранее. Это не была наша первая беседа. К тому же те, кто тогда были в оппозиции, напротив хотели высказаться. Впрочем, Александр Турчинов согласился на разговор только после того, как сложил полномочия и.о. главы государства и передал бразды правления Петру Порошенко. Первые несколько часов мы говорили про Крым и войну, а не про Майдан. Он сказал, события так быстро наслаиваются, что он уже сам не помнит точную хронологию. Так как до беседы мне уже удалось восстановить всю хронологию, я подсказывала ему время от времени. Безусловно, участники Майдана тоже рассказывали не все, и моя задача была, придя на интервью, быть настолько к нему готовой, чтобы формулировать вопросы так, что человеку придется на них отвечать, хочет он этого или нет. Конечно, интервьюеры иногда говорили, что отвечать на такие вопросы не будут, но тем самым они подтверждали свое участие в определенных схемах. Что касается людей, которые тогда стояли у власти, то для них я использовала журналистскую уловку: «Или вы остаетесь в истории самым большим злодеем, или мы попытаемся с вами как-то поговорить на эту тему». Самыми большими злодеями захотели остаться Андрей Клюев и Виталий Захарченко, которые категорически отказались со мной общаться.

– Было ли что-то в процессе сбора информации, что вас шокировало?

– Таких эпизодов на самом деле было очень много. Один из самых ярких – это 18 февраля 2014 года. Как Вы знаете, утром в тот день началось мирное наступление Майдана на Верховную раду, закончившееся фактически разгромом отрядов Самообороны. 70 процентов отрядов самообороны были повержены в неравном бою, и вечером до майдана добрались только 30-20 процентов. Было очень много раненых, погибших. Было понятно, что в этот вечер власть окончательно попытается зачистить Майдан. Антитеррористическая операция началась ровно в 20:00. Я восстановила конкретно пошаговый план, который наметили власти для разгрома Майдана. В обед уже всем стало понятно, что конец близок. Сергей Тарута начинает дозваниваться Александру Януковичу, чтобы тот как-то повлиял на отца и не допустил эскалации конфликта. На что Александр Янукович срывающимся голосом сказал: «Это наш рок и мы должны пойти до конца, послужить стране и избавить ее от этих идиотов». Это дословная цитата, она есть у Спецслужб, и если они захотят, они ее к делу пришьют. Действия наступления были продуманы и согласованы – пожар в Доме Профсоюзов, со стороны улицы Европейской расположились БТРы, водометы – со стороны Институтской, а между Софиевской и Михайловской площадями поставили вооруженных титушек. Уже доказано, что вооружили их на складах МВД, некоторым даже давали по два автомата на руки. Титушки должны были стоять сверху и расстреливать людей. Завершением наступления должна была послужить следующая схема: когда люди, вытесненные со всех сторон, соберутся под сценой, в этот момент из метро выйдут 900 человек силовиков добить оставшихся активистов. Но этого не случилось, потому что метро было закрыто, Владимир Макеенко лично отдал такое распоряжение. И еще был ряд событий, которые поспособствовали тому, чтобы силовики до центра города не доехали.

maxresdefault– Раз уж мы заговорили о схемах, расскажите о разгоне студенческого Майдана, с которого началась Революция Достоиства. В СМИ существует множество вариантов хода тех событий. Что же там произошло на самом деле?

– В 2010 году, если вы помните, существовал Предпринимательский Майдан. Разгоном студенческого Майдана занимался Андрей Клюев. Он не изобретал велосипед и разогнал студенческий майдан по точно такому же сценарию, как в 2010 году разогнали Майдан предпринимателей. Это произошло даже в одно и то же время. Было задействовано точно такое количество «Беркута». Просто в 2010 году у всех была эйфория от победы Януковича на выборах, это событие пропустили мимо ушей. Кстати, именно после разгона предпринимательского Майдана Виктор Федорович, выступая в администрации, изрек свое знаменитое: «Там сейчас установят «йолку».  Вот эта «йолка» ему аукнулась через 3 года. С 24 декабря начался отсчет двух Майданов: один из них существовал на Европейской площади – Майдан от политиков, а Майдан студентов расположился на Майдане Независимости. Власть сделала абсолютно все, чтобы эти два Майдана стравить, дискредитировать и впоследствии разогнать, как это было сделано в 2010 году. Более того, в 2010-ом были те же люди от власти, которых засылали в ряды протестующих. Тот же Денис Шевченко, который работал в 2010-ом, появился в 2013-ом в рядах активистов и всплыл на первом круглом столе Януковича в январе 2014 якобы от студентов. В книге я провела параллель между этими двумя Майданами. А также восстановила цепь событий, как разгон происходил. Я задавалась вопросом, понимал ли Янукович утром, чем все закончится? И восстановленная последовательность действий подтвердила то, что политики все прекрасно понимали.

– Мы видели на Майдане тройку лидеров. Как так вышло, что переговоры с Януковичем вели не они, а Александр Турчинов, а президентом вообще стал Петр Порошенко?

– Действительно, было три политических лидера Майдана – Кличко, Тягнибок и Яценюк, которые, стоя на сцене, принимали на себя ответственность за все непопулярные решения, которые они оглашали. Турчинов в это время командовал штабом «Национального единства». Он тоже поднимался время от времени на сцену Майдана, но делал это реже лидеров. С Януковичем у него была давняя коммуникация. Первая встреча была в январе, когда Виктор Федорович всерьез хотел ввести чрезвычайное положение в стране. Силовики понимали, что отвечать за все придется им. Памятуя о том, что Турчинов когда-то был главой СБУ и с ним есть о чем говорить Виктору Федоровичу, они обратились к нему за помощью. Решение было правильным, потому что о чем Януковичу говорить с Кличком, Тягнибоком, я не понимаю. Точнее, что Янукович им скажет, я знаю, но что они ему… Поэтому все сошлись на том, что говорить должен Турчинов. Пойти на вторую встречу 18 февраля Александра Турчинова попросили уже сами лидеры Майдана. Что касается Петра Порошенко, то его звездный час наступил 1 декабря на Банковой. До этого у него и в мыслях не было баллотироваться. В начале Майдана была тема единого кандидата от оппозиции, который пойдет на выборы 2015 года. За нее шла борьба нешуточная, тот же Кличко первые недели на вече думал о том, что вот-вот его назовут единым кандидатом. На тот момент у Порошенко не было понимания, что скоро будут Президентские выборы, и он, возможно, возглавит государство. Изначально он хотел стать мэром Киева.

– Скажите, а что в это время думал о Майдане Виктор Янукович?

– Та власть не поняла, насколько она зависима от общественного мнения.  Я вам приведу совершенно потрясающий пример. После разгона студентов все уже понимали, что ситуация очень серьезная. В офис к Ринату Ахметов приехали Сергей Тарута и Борис Колесников. И Тарута стал говорить, что нужно срочно повлиять на Януковича, иначе он угробит полстраны. В процессе обсуждения Ахметов, Тарута и Колесников выяснили, что Виктор Федорович абсолютно уверен, что Майдан устроила Юля. Он не мог понять, что майдан это народ, который недоволен его политикой.

– Как влияли российские спецслужбы на события в Украине?

– Три раза на протяжении Майдана приезжали спецгруппы России. Эти группы формировались на официальном уровне. Номинальной предлогом их визита была командировка. В СБУ России составляли даже план их работы на месте. На Майдан российских шпионов водил заместитель начальника СБУ, глава контрразведки Владимир Бик. Слава богу, он сейчас под следствием. Первая группа ФСБшников, порядка 21 человека, приехали в декабре, 6 человек – в январе, и 7 человек – в феврале. Они собирали и мониторили информацию о том, что сейчас происходит в Украине. Но самое интересное, что та группа, которая приехала последний раз в Киев, уже 27 февраля прибыла в аэропорт Симферополя. Это зафиксировано и приобщено к материалам дела.

– Как вы думаете, Майдан – это первопричина тех событий, которые сейчас происходят?

– Аннексия Крыма точно была заготовлена, спланирована и организована задолго до Майдана. Это не имело никакого отношения к президентству Виктора Януковича. Сначала готовилась аннексия Севастополя. По акту 1954 года, когда Крым был передан Украине, Севастополь оставался городом всесоюзного подчинения. И в принципе сначала Путин хотел оттяпать только Севастополь, но, как говорится, аппетит приходит в процессе еды. Сейчас многие думают, был ли отход Крыма его сдачей, или украинская власть реально не могла его защитить? Да, украинская власть не могла его защитить на тот момент. Майдан стал для российского режима огромным вызовом. Украина показала, как можно сбросить диктатуру, и как можно после этого жить. Понятное дело, что для диктатуры это угроза. И диктатура будет всячески пытаться эту угрозу купировать, для чего соседу нужно создать пожар на флангах, что собственно и было сделано в Донецке и Луганске. Никто их полностью захватывать не собирался. Но есть и другая составляющая, которую мы пытаемся забыть. Первые несколько недель протестов на востоке был действительно Майдан, но Майдан наоборот. Это не был Антимайдан в нашем классическом понимании. На Донбассе были люди, очень сильно обозленные на местные элиты и на местную власть, которая не может их приструнить. Они увидели, что протест людей в Киеве имел результат. И Донбасс реально хотел, чтобы его услышали, но они не могли четко сформулировать свои требования и выбрать своих лидеров. Русские инструкторы, которые уже там находились, очень этому порадовались, и 12 апреля Гиркин зашел в Славянск. С этого момента глобально началась Русская весна. Парадоксально, но новая украинская власть оказалась по отношению к Донецкому и Луганскому Майдану в той же ситуации, в которой Янукович был относительно нас. Они не знали, что с этим делать, поэтому так все произошло.

Автор: Марина Ботнарева

Заглавное фото: telekritika.ua

Попередня публікація

Эксперты: Запорожской области придется искать нового губернатора

Наступна публікація

Студенти ЗНУ влаштували благодійний ярмарок «Свято добра»

admin