ГоловнеІнтерв’ю

Воспоминания разведчицы: «Наших ребят расстреливали, но мы продолжали сражаться за Родину»

d33TqYch5qQВетеран Второй мировой войны, разведчица Нина Ломейко была одной из освободительниц Запорожья, организовывала подполье, активно помогала советским солдатам, переправляла их на фронт. Свою историю «Порогам» она рассказывала спокойно, хотя иногда не могла удержать слезы на глазах.

– Как для Вас началась война? Помните 22 июня 1941 года?

– Я хорошо помню, как началась война. Мне тогда было 17 лет. Я окончила медицинский техникум, получила диплом фельдшера-акушера. Приехала в Запорожье, чтобы поступать в медицинский институт. Но у меня был младший брат, который заканчивал 10-й класс, нужны были деньги, поэтому я устроилась на работу в 3-ю поликлинику. Стала работать фельдшером в дежурном кабинете. Вот здесь и захватила меня война. Я как раз дежурила, когда услышала по радио сообщение. Тогда сразу все пошли в военкомат. Там была страшная очередь, молодые себе добавляли возраст, чтобы попасть на фронт, старики наоборот, уменьшали себе годы. Вот и я ходила каждый день в военкомат, плакала, а меня не брали. Главврач больницы говорил: «Меня возьмут, тогда и ты пойдешь».

– Как же Вы все-таки попали на фронт?

Уже потом меня вызвали в райком комсомола и предложили заняться подпольной работой. Обком партии должен был здесь организовать партизанский отряд, я им помогала. Работа была опасной, мне долго рассказывали, в чем она заключается. Говорили, что это все только добровольно. И все равно я осталась. В начале июля 1941-ого ко мне пришел  мужчина и сказал, что будет связным в этом отряде. Он принес мне целую пачку справок с печатями, подписями, оставалось только вписать фамилию. Они мне потом пригодились, когда я организовывала подполье в Восьмом поселке. Я тогда подбирала наших раненых солдат, которые отступали. Позже, когда лагеря появились, освобождала наших ребят из лагерей. Эти справочки мне тогда очень пригодились.

– Чем занимались в подполье?

– Раненых выхаживала, одевала, кормила их. По выздоровлению провожала солдат через город, потому что было многие были не из этих мест. Одни уходили, приходили другие, писали с фронта письма. Потом я стала разведчицей в отряде «За Родину» под руководством Ливанченко Казимира Ивановича. Он действовал по всей Запорожской области, потом образовался второй отряд, 9-й диверсионно-разведывательный. Руководил им Яценко Александр Иванович. Я и там была разведчицей. Мне особенно запомнился этот отряд. Его командир, Александр Иванович, часто ходил с нами на боевые задания. Это была очень большая заслуга, чтобы пойти с ним на задание. Он все тщательно планировал, был очень рисковым, отчаянным. За его голову немцы обещали 5 тыс. марок. Тяжело было, когда Гитлер приезжал – нам приказали ни в коем случае не сдавать Запорожье. Здесь же был и водный транспорт, и воздушный, и железнодорожный. Через нас шли эшелоны с питанием для фронта, передвигались войска. А самое главное – здесь была никопольская руда, которая использовалась для танков.

У меня в то время уже много тяжелораненых было. Были облавы, аресты. Тогда я организовала в Орлянке подполье, позже мы соединились с Балковским и Благовещенским. Так организовали отряд «За Родину», про который я рассказывала. А оттуда, уже в составе 9-го диверсионно-разведывательного отряда, доставляли очень важные документы в Дебальцево. С Красной армией освобождали Луганскую, Донецкую, Запорожскую области. Когда освободили Запорожье, мы снова ушли в плавни – освобождать другие районы области. Но дальше запорожской области я не пошла, потому что меня выдали немцам, я была схвачена во время выполнения боевого задания, и здесь моя война закончилась.

– Что случилось с Вами в плену?

– Меня пытали в гестапо, но я не выдала ни одной явочной квартиры, ни расположения отряда, хотя они были рядом, в балках. После пыток я стала инвалидом второй группы, была молодая, на костылях, поэтому дальше пойти уже не могла.

– Какие из пережитых событий Вам запомнились больше всего?

– В Акимовке я пришла на задание, в начале села увидела объявление, что на базарной площади будет казнен через повешение большевик. Всех деток, с которыми я должна была встретиться по заданию, построили на этой площади, а под ней стоял мальчик. Он был уже весь седой, с поломанной рукой. Это его повесили. Три дня он висел, пока мы не украли тело и не похоронили. А его товарищей, сестру и брата Шелудько, немцы расстреляли. Таких случаев было много. Одних вешали, других расстреливали, но это нас не пугало, на их место выполнять задания приходили другие.

– Расскажите, как встречали День Победы 9 мая 1945 года?

– Я в селе как раз работала, помогала. Мужчин совсем не осталось, одни женщины были. Вместе с жителями встречали новость о победе со слезами на глазах. Сейчас очень тяжело приходить на этот праздник. Слишком много товарищей погибло. Освободителей Запорожья у нас было 350 человек, а сейчас – 42. Это представьте, каждый месяц 2-3 человека умирают.

– Как сложилась Ваша жизнь после войны?

– После пыток, когда меня освободили, облздравотдел отправил меня восстанавливать советскую власть, советское здравоохранение в Западной Украине, в Ровненской области. Там же муж был ранен УПАтовцами в 1949 году. Много наших погибло там. В Западной Украине я проработала 12 лет, потом вернулась в Запорожье. Здесь в 4-м роддоме проработала 40 лет акушеркой. Принимала роды у матери первого шахтера, и УПАтовцев, «бендеровцев» принимала (смеется). Я до сих пор принимаю активное участие в воспитании молодежи. В 100-й школе, 96-й рассказываем деткам о том, какой была война – выполняем то, что обещали, когда хоронили своих товарищей. Мы думали, что войн больше не будет, что память о страшных событиях останется только в рассказах.

– Я слышала от других ветеранов, что сейчас ограничивают их общение с детьми, при встречах сразу предупреждают, о чем можно рассказывать, а о чем лучше промолчать. Скажите, а Вы сталкивались с такой ситуацией?

– Мы по классам теперь не ходим. Раньше мы выступали на уроках мужества, нас никто не контролировал. Сейчас нам организовывают встречи в музеях, приходят детки, они готовят рассказы о наших победах, мы слушаем, отвечаем на вопросы.

– У Вас много орденов и медалей. Расскажите о них? Какая из них самая важная для Вас?

– Разве мы за награды тогда все это делали? Мы тогда не думали ни о наградах, ни о славе. Помню, как юные чапаевцы помогали на переправе нашим советским бойцам. Мы потом требовали и в газетах много писали о том, чтобы присвоить этим деткам «Героя Советского союза», но этого все равно не сделали. Самая важная моя награда – медаль «Партизану Отечественной войны», потому что партизанская работа – самая сложная.

– Сейчас в стране вновь идет война. Как Вы к этому относитесь?

– Очень переживаем за сегодняшнюю войну, за то, что дети наши погибают. Это невыносимо. Можно же как-то договориться? Надо идти на уступки, только бы сохранить жизнь нашей молодежи.

Автор: Алина Булава

Попередня публікація

У Запоріжжі відкрилася фотовиставка до Дня Перемоги

Наступна публікація

На Аллее Славы прошла традиционная церемония возложения цветов

admin