Інтерв’ю

Модель в коляске Александра Кутас: о секретах успеха, стереотипах и умении просить о помощи

Из-за родовой травмы по ошибке врача Александра Кутас всю жизнь передвигается в инвалидной коляске. Однако это не помешало ей получить образование психолога, стать советником мэра, а еще – первой украинской моделью с инвалидностью, которая участвовала в показах Нью-Йоркской недели моды.

-Александра, вы известны как первая в Украине фотомодель в инвалидной коляске, фотографии которой печатали в зарубежных журналах. Вы одна такая?

– Все больше таких девушек выбирают для себя индустрию моды. И это невероятно здорово. Иногда мне пишут начинающие модели из разных городов Украины, просят совета, и я всегда стараюсь что-то подсказать. Опыта уже много. У людей стала появляться смелость, уверенность тоже попробовать и добиться успеха. Но нужно много работать, однако  четкого алгоритма нет. Вся моя карьера  – это много-много работы, потом счастливый случай, опять много-много работы и опять – счастливый случай.

– Для вас быть моделью – бизнес или хобби?

– На самом деле, в Украине модой зарабатывать очень сложно, а нестандартным моделям – еще сложнее. Однако это одно из основных направлений моей деятельности: я стараюсь продвигаться по максимуму, чтобы эта работа приносила постоянный заработок.

– С чего началась ваша карьера модели?

– Пожалуй, было два этапа. Первый – когда мне захотелось, после чего  я начала что-то  пробовать, нарабатывать портфолио. Тогда это было, действительно, просто увлечение, и мне было не совсем понятно, как это может стать моей профессией.
А профессиональной карьерой я начала заниматься два года  назад, когда попала на Украинскую неделю моды. Там мы познакомились с Андреем Сарымсаковым (профессиональный фотограф, – ред.), и создали совместный проект, который превратился в фотовыставку «Разорви свои цепи». Это первый и пока единственный фотопроект подобного рода в стране, и мне очень приятно, что нашу выставку до сих пор приглашают по всей Украине.

bez-ymeny

Фото: Jetsetter

Потом мои фото в Instagram заметила журналистка из Нью-Йорка и пригласила на интервью. Обо мне написали в Daily Mail (английская  ежедневная газета,– ред.)

Публикацию перепечатали на 12-ти языках. Собственно, так все и началось.

– И посыпались предложения?

– Не совсем. Посыпались предложения от украинских телеканалов:  и это было очень забавно, потому что только тогда наши медиа узнали, что в Украине есть такой человек.

А вся моя карьера – это постоянный поиск. Почти полгода назад у меня появился менеджер из США, который мне помогает.
В любом случае, к тому времени  у меня уже была съемка в Нью-Йорке для одного известного бренда, там же была фотосессия для журнала, я была на крупнейшей радиостанции в Нью-Йорке. Но самому невозможно все успеть и все охватить.

 Я писала в различные модельные агентства, но было две сложности: модельный бизнес пока еще достаточно закрыт для моделей с инвалидностью по всему миру, а те, которые готовы, не готовы к тому, что я из Украины.

– А почему  бы тогда не переехать в США, там жить и работать?

– Скажем так: у меня для этого нет возможностей.  Если переезжать, то должно быть понимание, что там делать, какие предложения и работа там есть. В этом году у меня был опыт: я прожила два месяца в Нью-Йорке, находя работу по своим умениям и возможностям. Было очень тяжело, потому что был февраль, очень холодно, к тому же Нью-Йорк очень стрессовый город, в котором все постоянно спешат…

Вся поездка была огромным риском, но он оправдал себя. Тем не менее, сейчас я хочу реализовывать свои идеи в Украине. Пока я вернулась к своим социальным проектам, которыми занималась до этого, начала сотрудничать с Борисом Филатовым (мэр Днепра, родного города Александры, – ред.), стала советником мэра, поэтому скучать не приходится.

– Как вы считаете, почему немногие компании пользуются услугами таких нестандартных моделей?

-Мне кажется, они боятся. Долгое время во всем мире существовал стереотип: человек в инвалидном кресле не может быть счастливым и успешным. Чего мы хотим на самом деле, когда покупаем дизайнерскую вещь? Признания статуса. Модели воплощают для нас какие-то психологические признаки успеха.  Очевидно, это восприятие давит на многие бренды, и они не уверены,  будут ли покупать их одежду, поэтому  опасаются работать с подобными моделями. Но это – вопрос времени.

Самое важное случится, когда стереотипы о людях с инвалидностью разрушатся. Когда будут смотреть,  красива ли, фотогенична ли девушка, как она смотрится в кадре и как работает, а не на то, где она сидит: в инвалидном кресле или на обычном диване.

Кстати, если посмотреть большинство моих фотографий, там даже не видно, стою я или сижу. Согласитесь, это дико, когда у модели большое портфолио, которое признано хорошим, но её никуда не берут,  потому что она – в инвалидном кресле.2016-05-24-1464117218-7803526-33-thumb

“Долгое время во всем мире существовал стереотип: человек в инвалидном кресле не может быть счастливым и успешным”

О ШКОЛЕ, НАКАЧАННЫХ ПАРНЯХ И ИНКЛЮЗИВНОМ ОБРАЗОВАНИИ

– Тяжело давалась учеба?

– О школе у меня остались очень приятные воспоминания. Ради меня наш классный руководитель отдала нам кабинет на первом этаже, и не мы ходили по другим, как это принято в системе школьного образования, а преподаватели спускались к нам.
Да, было непросто добираться до школы, мне, в любом случае, нужна была помощь – у нас не было в школе пандуса, но проблема занятий в разных классах была решена благодаря поддержке преподавателей.

С университетом иначе: я училась на 4-м этаже, без лифта, было очень тяжело туда добираться. Но  меня подвозили к институту родные, а в корпусе помогали сокурсники: у меня было 10 парней на потоке и пять в группе, и они были всегда готовы помочь. Кстати, с двумя из них я дружу до сих пор. Когда мы встречаемся,  я говорю, что они такие красивые и накачанные благодаря мне (улыбается).

“В наших реалиях нам постоянно нужна помощь, а для этого нужно уметь попросить о ней”

– Сейчас в Запорожье вводится система инклюзивного образования. Как вы думаете, оправдает ли себя эта система? Сталкивались ли вы сами, например, с детской агрессией?

– У меня никогда не было проблем с одноклассниками или кем-то еще в школе.
Мне кажется, что одноклассники всецело принимали меня такой, какая я есть, потому что видели меня с 6 лет  –  того возраста, когда дети еще никого не разделяют по навязанным социумом признакам. Они никогда не задавали вопросов, я ничем от них не отличалась, кроме того, что я передвигалась на инвалидном кресле.

Сложнее,  когда у детей есть нарушение, к примеру, речевого аппарата. Но это опять-таки вопрос адаптации, в частности, грамотного отношения преподавателя, самого поведения ребенка. Мне всегда родители говорили: «Ты такая же ученица, как и все», поэтому такое отношение было у меня к самой себе и так же относились ко мне одноклассники.

Я очень ратую за инклюзивное образование. Я хочу, чтобы у нас были архитектурно-доступные школы в Днепре, потому что таких нет. Я глубоко уверена, что моя биография сложилась бы совсем по-другому, если бы я была на домашнем обучении. Я бы вряд ли приобрела все необходимые мне социальные навыки, ведь вся моя деятельность, особенно сейчас, основана на том, что я свободно и легко могу общаться с людьми. Любому человеку, у которого есть ограниченные физические возможности, эти навыки жизненно необходимы, потому что в наших реалиях нам постоянно нужна помощь, а для этого нужно уметь попросить о ней.

Фото: Zefir.ua

1436360765_zag

ЛЮДЯМ С ИНВАЛИДНОСТЬЮ НУЖНЫ НЕ ДЕНЬГИ, А ДОСТУПНОСТЬ

–  Вы родом из Днепра. Удобен ли для вас этот город?

-Нет. Сейчас, правда, немного улучшается ситуация с низкопольным общественным транспортом. Я очень надеюсь, что со временем все изменится, так как в Днепре есть инициативные профессиональные люди. Например, сейчас во всех реконструкциях у нас будут предусматриваться съезды. Вот это точно именно то, что зависит от городских властей.

У власти есть огромный ресурс возможностей, чтобы делать город более доступным, закупать низкопольный транспорт, следить за выполнением законов. Я недавно смотрела опрос людей с инвалидностью, и там никто не говорил о повышении пенсий или социальных выплат. Все просили больше доступности и, как следствие, больше возможностей для самореализации.

Блиц:

img_7376-1

Фото: Хочу.ua

Любимая группа:
Океан Эльзы и Сoldplay

Фильм:
“Побег из Шоушенка”. Он очень жизнеутверждающий.

Книга:

Роман Дэвида Вейса «Нагим пришел я»

Любимый украинский город:
Днепр, мой дом родной. Но также Львов.

Что может испортить вам настроение?

Я же женщина, сама себе могу испортить настроение.

Идеальное время года?

Когда ты влюблена

Шумная компания или спокойный вечер?
Спокойный вечер после которого я иду в шумную компанию

Если бы Вас пригласили сняться в кино, что это был бы за фильм?
Мне всегда хотелось сняться в драме. Я в жизни достаточно оптимистична , так что всегда хотелось сыграть что-то неприсущее мне, драматическое.

Если бы у Вас была возможность обратиться ко всему миру сразу, что бы вы ему сказали?
Мне безумно нравится цитата «Нет ничего более неизбежного, чем невозможное». Мне бы очень хотелось, чтобы люди верили.

 

 

Беседовал Слава Чиженок

Попередня публікація

AMNESTY INTERNATIONAL: запоріжців просять написати листи підтримки постраждалим від порушення прав людини

Наступна публікація

В Запорожье стартовал марафон написания писем для пострадавших от нарушений прав человека

redactor