ВідеоІнтерв’ю

УКРАИНСКИЙ ШЕРИФ: “Сейчас очень боятся нарушить права человека”

Виктор Кривобородько — в прошлом кадровый офицер, проработал в правоохранительных органах почти 15 лет. Сейчас он работает “шерифом” , вместе с напарником наводит порядок в селе: расследует кражи, усмиряет буйных и дарит людям ощущение защищенности. Об “украинских шерифах” сняли фильм, который теперь претендует на “Оскар”. 

Виктор Кривобородько рассказал “ПОРОГАМ” о своей работе, съемках фильма в селе и порассуждал о том, что с нашей полицией не так.

«Украинские шерифы» – документальный фильм, снятый Романом Бондарчуком в совместном производстве с Украиной, Латвией и Германией. Мировая премьера ленты состоялась 20 ноября 2015 на Амстердамском международном документальном кинофестивале, где получила Специальный приз жюри, а в Украине – 26 марта 2016 на кинофестивале Docudays UA.  Этой осенью фильм увидели в рамках фестиваля и в Запорожье.
Фильм был выдвинут Украиной на премию «Оскар» в номинации “Лучший фильм на иностранном языке”.

ukrayinski_sheryfyИз-за того, что в селе Старая Збурьевка практически нет милиции, функцию охраны общественного порядка берут на себя двое местных жителей – 50-летний Виктор Кривобородько и 44-летний Владимир Рудьковский.

Виктор и Володя совмещают обязанности милиционеров и социальных работников: разбирают семейные ссоры, пресекают драки между соседями, ищут утонувших –  то есть занимаются всем, кроме уголовных преступлений. Однако после того, как начинается война, настроение у жителей села меняется…

«Разговора про фильм вообще как такого не было…»

Это еще был 2011 год, когда Роман Бондарчук со своей группой приехали к нам в село. Они снимали короткий ролик о нашем сельском голове Маруняк Викторе, у которого было много неприятностей: его арестовывали, обвиняли во взятке. Маруняк во время съемок обмолвился обо мне — «шериф». Тогда Роман удивился: «Что значит «шериф»? Мы рассказали, чем занимаемся. Роман попросился с нами сделать пару выездов на происшествия, а потом как-то вошел во вкус.

Каждый день они приезжали на работу ждали нас: цепляли микрофоны, брали видеокамеры и ехали с нами. То есть, мы думали, что это будет видеоролик, интервью, потому что мы много рассказывали. В итоге получилось так, что набралось много материала. И Роман сделал из него фильм.

Едем по селу, и впереди машина его: сзади поднят багажник и сидит Роман с камерой снимает. А мы едем за ним на москвиче. Если бы снять сам процесс, как они снимали этот фильм.

Было такое, что мы поехали на какие-то разборки, а за вопросами: «А кто такие? Что снимают?» как-то и конфликт сам собой угасал.

«Линия в фильме резко поменялась: и комедия, и трагедия…»

Поначалу было просто прикольно, думали снять сюжет по типу комедии. Потом, когда начался «майдан», они уехали и у нас уже пошло какое-то разделение. То есть, когда они (съемочная группа, – ред.) приехали, настроение у нас было уже не комическое. Уже было как-то не до этого. Потом Крым, здесь началась война…

Добавили к нашим заботам повестки. Когда они приехали, увидели, что фоновый план у нас уже изменился. Реакция у людей, конечно, была на эти повестки далеко не однозначная, нам и угрожали, нас обзывали. Линия в фильме резко поменялась: и комедия, и трагедия, и серьёзность. Фильм многоплановый.

 «Ничего, мы будем держать в подвале, полицию вызывать бесполезно…»

Ситуация была в Харькове, поймали вора:

– Вызывайте полицию!

– Нет, мы будем держать, пока вы не приедете.

– Я в субботу буду, аж через четыре дня.

– Ничего, мы будем держать в подвале, полицию вызывать бесполезно.

Я с Харькова уговариваю, чтобы они вызвали полицию. Это же незаконное ограничение свободы.

Люди вызывают полицию, а людей обвиняют: «Как вы докажете что куртка эта ваша?». Оказывается, у полиции на него ничего нет, хотя поймали с поличным.

Вот меня спрашивают: как же так, что же им еще нужно?

Люди старшего поколения  привыкли к милиции, что вот поймали хулигана, повезли, 15 суток. Сейчас же, чтобы человека хотя бы по статье прикрыть, даже за убийство… я не знаю. Очень большая перестраховка, как бы не нарушить права человека.

 «Я просто не могу быть равнодушным»

Такая категория (преступники) была, есть и я хочу, что бы дальше ее не было. Может, сами условия жизни, в которых мы сейчас оказались, безработица, повышения тарифов, просто заставляет людей делать то, над чем нам приходиться работать.

Я работаю, потому что я всю жизнь этим занимался, для того я и закончил школу милиции, чтобы этим заниматься. Я просто не могу быть равнодушным, у человека горе. Другой бы сказал: «Та, у меня сегодня выходной», а мне выходной не выходной, праздник не праздник — человек пришел с горем.  Я не могу выгнать или оттолкнуть. По натуре человек я такой, что все принимаю близко к душе.

Docudays UA (Международный фестиваль документального кино о правах человека Docudays UA) – крупнейший международный фестиваль документального кино в Украине. Проходит ежегодно в течение последней недели марта в Киеве. По завершению Docudays UA традиционно представляет лучшие фильмы программы в регионах Украины в рамках Странствующего фестиваля.

Катерина Майборода, Слава Чиженок

Попередня публікація

ІМІ: запорізькі медіа стали одними з лідерів по розміщенню джинси в листопаді 

Наступна публікація

СЕРГІЙ ЖАДАН: "Ми хочемо звернути увагу на політв'язнів, які відповідають перед репресивною машиною за нашу свободу" (відео)

redactor