ЗапоріжжяІнтерв’юУкраїна

НАДЕЖДА АЖГИХИНА: “Насилие по отношению к журналистам – повсеместная проблема в постсоветском пространстве”

Надежда Ажгихина – российская журналистка, вице-президент Европейской федерации журналистов, российский координатор Диалога профессиональных организаций России и Украины под эгидой ОБСЕ в 2014-2016 годах. Она убеждена, что диалог журналистов двух стран необходим.

24 марта в Запорожье состоялась конференция, инициированная Национальным союзом журналистов Украины и офисом представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ. Участники, среди которых были, в основном, журналисты старой гвардии, говорили о том, как обезопасить работу журналистов и что сделать, чтобы преступления против свободы слова не оставались безнаказанными. В тот же день в город приехала министр здравоохранения Украины Ульяна Супрун, а потому о безопасности молодые журналисты с авторитетными иностранными коллегами так и не поговорили. “ПОРОГИ” предлагают наверстать упущенное и посмотреть на сотрудничество с российскими СМИ под другим углом, прочитав небольшое интервью с Надеждой Ажгихиной.

О безопасности журналистов и о том, почему об этом стоит говорить и в Украине, и в России

На конференции по безопасности журналистов были в основном редакторы, но не было людей, которые связали себя с журналистикой лет пять или десять назад. Не было лидеров мнений среди региональных журналистов – зачастую они и не знают ни о таких встречах, ни о деятельности международных журналистских организаций.

– Во всех известных мне странах далеко не все журналисты попадают на важные обсуждения и конференции, которые имеют непоседственное отношение к их работе. Многие в это время на задании, многие поздно получили информацию, кроме того, в журналистских буднях все время происходит что-то незапланированное. Это не так страшно, главное – чтобы подолжалось обсуждение важных проблем. Вообще, в деле улучшения работы и даже безопасности журналистов самое главное – это неустанное просвещение. Что и стараются делать профессиональные организации, в том числе и Национальный союз журналистов Украины. Важно объяснить, что тема имеет отношение к каждому, а не только к собравшимся в эале заседаний. В том числе и тем журналистам, которым это кажется не столь важным.

Просвещение, повышение квалификации, широкое совместное обсуждение важных сюжетов совершенно необходимы, мне кажется, в наше время цифровых технологий и стремительного распространения информации это особенно важно. Важно остановиться и оглянуться на себя и свою работу, понять, что можно сделать лучше. Как обезопасить свою работу, себя и коллег.

Я уже говорила, что сегодня тема безопасности журналистов – одна из основных в международной профессиональной дискуссии.

Никогда за всю историю нашей профессии журналисты не подвергались таким атакам и риску. Только в прошлом году в мире погибли около 100 журналистов, об этом говорят данные Международной федерации журналистов.

Нападения, факты цензуры, угрозы – это повседневная практика, в Европе, в том числе. Угрозы в Интернете – это новая форма нарушения прав журналистов, причем женщины повсюду в мире страдают от угроз втрое чаще мужчин. Все это вызывает тревогу международных профессиональных организаций. Этому были посвящены несколько последних конференций Европейской федерации, ОБСЕ и других организаций. И все сходятся в том, что ключевая роль в обеспечении безопасности принадледит профессиональным оганизациям. Об этом мы говорили и тут, в Запорожье, и это очень важно. Профессиональная солидарность – это главное оружие против культуры безнаказанности.

Насилие по отношению к журналистам – повсеместная, к сожалению, проблема в постсоветском пространстве в целом. Я была потрясена тем, что произошло с компанией “Юг” в Бердянске. И очень важно, что журналисты проявили солидарность, встали на защиту коллег.

P_20170224_113855

Не менее важно довести это дело до суда и наказать виновных в нападении на журналиста. Важно, чтобы и те сотрудники правоохранительных органов, которые препятствуют работе независимой газеты в другом районе, были привлечены в ответу. Солидарность поможет этого добиться. Мы говорили о том, что необходимо вести постоянный мониторинг нарушений прав журналистов.

Важно понимать, что защита наших прав – это, прежде всего, наше собственное дело.

Никто не обеспечит нашу безопасность и свободу слова, если мы сами не будем работать над этим каждый день.

О российских СМИ

– Какие российские СМИ можно читать украинцам?

– Я бы посоветовала читать из прессы как можно больше, потому что чем больше вы читаете, тем шире кругозор, и вы видите все многообразие. Российские СМИ очень разные. В Интернете можно познакомиться с огромным массивом российской прессы, радио и ТВ. Конечно, на это нужно время.

К сожалению, мне приходилось слышать , что вся российская пресса плохо говорит об Украине и украинцах, важдебно настроена. Это не так.

За исключением нескольких телепрограмм, агрессивного отношения практически нет. Я бы сказала, что об Украине и украинцах пресса вообще мало говорит, а если говорит, то исключительно о политических или экономических темах. Лиц обычных людей совершенно нет. И это очень плохо. Кстати, в некоторых региональных газетах педпринимались попытки рассказать об украинских семьях, о российско-украинских браках, о тадициях, культуре, в Белгороде и других регионах.

Но в целом российская аудитория знает об Украине очень мало. И это мешает нам лучше понимать друг друга.

 О дискуссии вокруг 23 февраля в Украине, исторической памяти и осознании себя

– Я задела тему Украины и России, потому что она вновь обострилась. Вы заметили, какие были дискуссии по поводу 23 февраля в Украине? Возобновилась ежегодная дискуссия “Зачем праздновать праздник оккупанта, то есть России”. Если даже на таком бытовом уровне, на уровне праздника украинцы не хотят воспринимать соседнюю страну, то каким образом журналисты наших стран должны выстроить диалог?

– Сейчас болезненный момент конфликта, гибнут люди – все это страшно, и совершенно понятно, почему люди так эмоциональны. Кроме того, в наши дни история становится предметом манипуляции и аргументом в политическом споре во всем мире. Особенно в постсоветском пространстве. Кстати, сегодня историки уже создали механизм, который позволяет отличить подлинный исторический факт от мифа, художественного вымысла или откровенной манипуляции. Он был представлен на “Эхе Москвы”, автор проекта историк Юрий Троицкий из РГГУ. Этот проект скоро будет доступен в Интернете на всем постсоветском пространстве, надеюсь, он поможет очень многим.

Ни в одной постсоветской стране, включая большую Россию, люди не понимают в достаточной степени, где они находятся.

  Это болезненный процесс, который длится уже 25 лет. Всем казалось, когда была перестройка, что раз, два – и мы построим счастливое будущее. Был невероятный энтузиазм, надежды, ожидания. Оказалось все сложнее, чем казалось. Мы не имели никакого опыта демократии, свободы слова, практики личной ответственности за принятые решения. Не говоря уже о том, что совершенно не представляли, что такое рынок и как он соотносится с демократией. Необходимо время для того, чтобы все осмыслить. Необходима открытая серьезная и спокойная дискуссия.
Что касается праздников – это в целом больная тема. Сколько раз в России переименовывали дату октябрьской революции, которой исполняется в этом году 100 лет? Придумали новый праздник, который до сих пор вызывает вопросы у историков, 4 октября – в день иконы Казанской божьей матери к тому же – а люди все равно по старинке имеют в виду “красный день календаря” под красными флагами…

  То есть надо время, чтобы все осмыслить. Как во Франции: что такое День взятия Бастилии? Но он остается в календаре. Там на улицах сохраняются таблички разных эпох. Люди научились к своей истории относиться как к данности, которая была. Была, как в каждой стране, разной.

Нет страны, у которой история была лучше, чем у другой: везде убивали, насиловали, казнили праведников и грабили соседей, и везде были великие гуманисты и правдоискатели, и подвижники.

Наверное, мы все же развиваемся и становимся лучше. Кстати, в России о 23 февраля тоже немало споров. И по поводу 8 марта тоже. Были попытки вообще его отменить, но не прошло.

К любому празднику, к любой дате, особенно исторической, можно отнестись совершенно по-разному. Я думаю, это болезненный переход и осмысление себя в том числе. И ничего страшного в этом нет. Очень важно, чтобы все важные разговоры состоялись.

Вот в России, мне кажется, много не получилось, потому что не все разговоры успели состояться. И вот теперь уже это все в каком-то уродливом виде возвращается. Надо все сказать: какие-то обидные слова, разные слова. А потом уже появятся какие-то слова мудрости, я так предполагаю.

О сотрудничестве с украинскими журналистами

– Когда-то вы планировали с Сергеем Томиленко (первым секретарем Национального союза журналистов Украины) проводить общие мероприятия, чтобы объединять журналистов наших стран, чтобы мы понимали друг друга, понимали людей, которые живут в других странах. Есть уже конкретные планы и наработки?

– Этот диалог у нас начался в 2014 году – весной будет три года. скоро три года будет. За это вемя прошли более 15, если не ошибаюсь, рабочих встреч, куглых столов, творческих обсуждения. В них принимали участие лидеры организаций, эксперты, молодые журналисты. Обсуждали проблемы безопасности, принимали совместные заявления – в частности, о задержанных в зоне конфликта.

Восемь журналистов были освобождены. Мне кажется, это самый важный результат. Как и то, что все это время мы вместе строили мостик в будущее.

  Сегодня приоритет Диалога – это сотрудничество молодых журналистов. Молодые журналисты сняли три документальные ленты: о работе офиса по свооде СМИ ОБСЕ, о рынке в Вене и о жизни в Сараево, о последствиях конфликта, который отзывается в повседневности и сегодня. Сергей Томиленко был руководителем украинской группы, Ашот Джазоян (секретарь Союза журналистов России, – ред.) – российской.
В планах у нас сейчас серия семинаров для молодых, может быть, летние или зимние школы совместные по современным стандартам журналистики, по конвергентной журналистике. Обязательно будет тема профессиональных этических стандартов профессии, европейские подходы; как бороться с фейковыми новостями, что вообще по этому поводу делать.

Я уверена, что очень важно, чтобы молодые люди из двух стран, России и Украины, встречались и обсуждали эти вопросы.

Диалог показывает, что те люди, которые хотят журналистов разделить и превратить в орудие своей политической, экономической или любой другой деятельности, обречены на поражение.

Диалог – подтверждение основных ценностей нашей профессии. Мы продолжаем разговаривать о профессии, мы продолжаем смотреть в будущее. Это не значит, что все согласны стопроцентно во всем – такого не может быть, тем более, в такой сложной ситуации. Но очень важно продолжать диалог.

Диалог наш называется “Две страны – одна профессия”. То есть профессия, которая в принципе на стороне добра, профессия, которая людям помогает. “Journalism is a public good”, – это девиз Европейской федерации журналистов.

Я очень надеюсь, что у нас будут работать экспертные группы. Уже работали этические комиссии. Уже есть не в рамках этого диалога, а под эгидой ООН, две платформы, адресованные молодым журналистам в интернете.

Я думаю, что это будет настоящий мостик в будущее, и через несколько лет станет очень востребованным. Может быть, это случится раньше, чем нам кажется.

Беседовала Екатерина Майборода

Попередня публікація

ІМІ: Найбільше новин запорізьких медіа присвячено місцевій політиці та криміналу

Наступна публікація

Жити з вадами слуху: як це?

redactor