Інтерв’юСтатті

«Я художник, мне можно»: запорожский каллиграф Александр Зиновьев о поисках себя и своего стиля

Студент второго курса Запорожского национального университета, Александр Зиновьев, успел прославиться не только в Украине, но и за границей: на работы парня уже обратили внимание иностранные художники. Теперь молодой каллиграф планирует своим творчеством покорять не только Запорожье, но Украину и всю Европу. 


– Александр, не секрет, что твой отец художник. Поделишься: он прививал тебе любовь к изобразительному искусству или  не хотел чтобы сын пошел по его стопам?

Александр: Он даже не то, что прививал, а заставлял. Для него даже было лучше, чтобы я не доделал какой-то школьный предмет, но нарисовал натюрморт или какую-то экспозицию. Не по моей воле это происходило.

– И вот сейчас ты каллиграф. Как к тебе приходит замысел картины?

Александр: Меня даже постер может вдохновить. Любое слово, любой стенд может стать щелчком в голове. Конечно же, нужна муза. К примеру, вот даже шел и вдохновился названием магазина. Казалось бы, что в название магазина может быть? А нет… И такое бывает.

– Мы знаем, что ты пишешь не только картины, но рисуешь еще и на зданиях. Как тебе лучше работать: водить кистью по бумаге или расписывать стены?

Александр: Если что-то одно делать долго – надоедает. Это как в рэпе. Должна меняться музыка, слова и смысл текста, но стиль остается тот же. Нужно разнообразие. Поэтому я меняю и размер полотна, и цвет, и все остальное. Остается только мой стиль.

– Когда ты творишь, то думаешь о том, чтобы понравится зрителю?

Александр: Абсолютно нет. Я показываю свое мировоззрение. Я стараюсь создавать новые буквы, новый каллиграфический алфавит. Это вообще будет «пушка»! Я работаю от самой обычной кухонной губки, вплоть до того, что на швабру прикрепляю две кисточки и начинаю работать, расписывать стены. Эта вся шпаклевка летит тебе в глаза, краска жутко воняет. Чтобы понимали, однажды я отмывался трое суток. Воняло… Захожу я домой и мама такая: «М-м-м… Что, поработал?» Но я художник, мне можно (смеется).

 – Вот ты рисуешь. Что ты вообще хочешь сказать своими работами?

Александр: Я показываю свой мир… Каждый художник, который работает, он думает. Вот меня вдохновляют какие-то фразы. Я Конфуция читаю, и часто эти фразы использую в своих работах.

22689799_518112838521489_532166909_o

– Как ты относишься к тому, что художник продает свои картины? Ты бы хотел продать парочку своих и, возможно, заработать на этом?

Александр: Если я увижу свою работу у какого-то человека на стене, и он за это заплатил, значит, он уважает мою работу. Он заплатил, ему понравилось. Мне будет это больше приятно, чем даже ему.

– Вот такой поток работы, столько идей… И как же тебе удается совмещать учебу и столь сложное хобби?

Александр: Честно? «Тупиковый» вопрос.

– У меня дважды в неделю в шестом корпусе пары, я прохожу мимо кафедры дизайна в надежде увидеть тебя…

Александр: Зря (смеется).

– Ты собирался осенью провести стрит-арт фестиваль в родной Васильевке. Чем закончилась эта затея?

Александр: Фестиваль не прошел и не пройдет. Не получилось договориться со спонсорами. Хотя я договорился с художниками: около 20 людей собирались приехать – из Киева, Днепра, Запорожья…

Еще ты говорил, что до сих пор ищешь свой стиль. И вот ты его уже нашел? Я знаю, что у тебя был кризис, поэтому ты поехал в Киев. И вот ты вернулся – пришло ли озарение?

Александр: В Киев я поехал вообще без денег: не было где жить, многое навалилось, и я немножечко отдохнул от искусства. Вот этот щелчок был нужен. То есть, я заработал денег, у меня есть где жить, у меня есть и на что погулять. А теперь я такой думаю: «Ну окей, сяду я за эскизы и попробую рисовать». Я начал рисовать и понял, что я со своего уровня упал. Я начал рисовать-рисовать-рисовать и немного поднялся, но не туда, где стоял раньше. Уровень все равно занижен. Уровень поднялся, когда я снова начал писать холсты, сутками пропадать в мастерской и… Короче, я нашел два новых стиля. Два! Ведь я художник, я смог. И сейчас я снова разрабатываю новые буквы и новый стиль. Это будет вообще «пушка».

– И все же. Ты нашел то, что будет описывать именно тебя? Чтобы вот взглянул кто на картину и понял – это Саша Зиновьев рисовал?

Александр: В любом случае, это всё мое родное, без этого я не достиг бы того, где я сейчас. Я вот сейчас смотрю на работы, которые делал, – и мне хочется их перерисовать. А потом на это гляжу с другой стороны и выходит: если бы я этого не сделал, у меня не было бы опыта, как работать с материалом на этом холсте. Вот даже если взять арт-объект в ЗНУ, то я знаю, что можно было бы сделать лучше. Я знаю теперь: с картинки кажется одно, а в масштабе – другое. Но все-таки и с этой работой справился.

– Александр, спасибо за интересную с тобой беседу. Думаю, за твоим творчеством следили многие, и круг любителей твоих работ пополнится еще больше. Ведь в них каждый может для себя найти что-то родное и близкое, а кто-то – нечто новое и неизведанное. Желаем творческих успехов!

Напомним: ранее Пороги уже писали о художнике (читать материал: Мистецтво відступати від норми: три кейси про каліграфію і не тільки).

Наталья Хамраева

Фото предоставлены Александром Зиновьевым

Попередня публікація

10 найочікуваніших презентацій Запорізької книжкової толоки 

Наступна публікація

В обласному центрі молоді відбудеться зустріч із харківським поетом

redactor