Проект БАРЖа

“Я жить хочу – вот главное изменение”: как жить дальше, если ты был преступником

Экс-заключенный, экс-зависимый, экс-бездомный Александр Картильян сейчас помогает представителям маргинальных групп снова вернуться  в социум.

48376898_303053536989743_3457942719073091584_nПо статистике Генпрокуратуры и МВД Украины, в 2017 году каждый 85 человек нарушил закон на территории Украины.

Запорожец Александр Картильян по своему опыту знает о статусе экс-заключенного,  жизни вне закона и последствиях подобного опыта. По его мнению, реабилитация и ресоциализация – один из ключевых моментов, который может помочь экс-заключенным не повторить свой опыт и вернуться к нормальной социальной жизни.  

Сейчас Александру 46 лет. Он – директор Запорожского реабилитационного центра «Дом Милосердия». В реабилитационном центре Александр познакомился со своей будущей женой. Она обратилась туда с проблемой зависимости от наркотиков. Преодолев свои проблемы, они поженились и  вскоре у них родился здоровый ребенок. В центре, кроме его семьи, живут еще 24 человека с подобным опытом. Ранее он несколько раз побывал в местах лишения свободы, жил на улице и принимал наркотики.

  •  Почему  вы совершили первое преступление?

– Первое, что привело меня к той жизни – неблагополучная семья. Родители пили, а потом еще и развелись. Может быть, я ищу себе оправдание, но мне тогда, скорее всего, не хватало внимания и также некоторых материальных моментов, например, одежды, возможности учиться. Всего этого у меня не было. В итоге, я связался с ребятами, у которых был доступ к деньгам, но он был незаконным: я начал воровать.

С 5-го класса меня поставили на учёт в детскую комнату милиции. Потом я два с половиной года был в спецшколе для детей, которые совершили преступление. Оттуда меня направили в интернат, где я пробыл недолго и ушел. После чего и началась череда привлечений по закону, тюрьмах. 

  •  Какие правонарушения вы совершали?

Кражи. Сначала, чтобы выжить. Потом уже привыкаешь к такой жизни, и это становится плохой привычкой.

  • Сколько лет вы совершали правонарушения?  

– Начиная с пятого класса и по 2014 год. Точно не посчитаю, но в этот период моя жизнь состояла из правонарушений и жизни на улице.

  • Вы думали в тот момент, чтобы что-то изменить?

– Скажем так, у меня была некая «романтика жизни» и потому я не особо думал о том, чтобы измениться. Уже с годами начинаешь понимать, что ты потерял, а тогда – это все было недоступным для меня. Жизнь шла самотёком. Кроме того, если ты один-два раз сел в тюрьму, – ты уже на заметке у правоохранительных органов. В таком случае могли легко найти повод, чтобы снова тебя отправить туда же.

  • Как ваши близкие  реагировали на ваши правонарушения?

– Так сложилось, пока я сидел в тюрьме, то все мои родные умерли, а меня оставили без дома и наследства. Я оказался без ничего. Пока я не попадал в очередное учреждение, то жил на улице. Приходилось часто ночевать в подъездах. Воровал, чтобы выжить. В то время много пил.

  •  Когда вы последний раз нарушили закон?

– Последний срок я отсидел в Харькове в 2014 году.

  • В какой момент вы решили, что нуждаетесь в реабилитации?

– После последнего срока я начал много пить, принимал наркотики. Затем даже пытался свести счеты с жизнью. Ничего не вышло. И после этого решил обратиться в центр реабилитации. На тот момент, я вышел после очередного срока.

unnamed

  •  С какими сложностями вы столкнулись в период реабилитации?

– Вернуться к нормальной жизни сложно. Просто пройти год реабилитации и вернуться назад – мало кому поможет. Разные вещи задевают, отталкивают.
Но главная проблема – это старые привычки. Резко избавиться от них очень тяжело.  Я был в реабилитационном центре и продолжал воровать металлолом, чтобы сдать его и купить себе сигареты. Такие проявления из прошлой жизни наблюдаются у многих. Но это не значит, что на людях нужно ставить крест. Им требуется поддержка, забота и любовь.

  •  Как ваша жизнь изменилась после реабилитации?

Тогда вся жизнь для меня была мрачной, озлобленной. Сейчас же все изменилось. Я все открываю заново. Паспорт для меня новшество, загранпаспорт – тем более. Новые города, страны – все это для меня открытия. В свои 46 лет я, как маленький ребенок, впитываю все новое и интересное. Если раньше я пропускал через себя один негатив, то теперь веду положительный образ жизни. Я жить хочу – вот главное изменение.

  • Сколько по времени занимает реабилитация?

Стандартно около года, но это не значит, что за этот период человек полностью изменит свою жизнь. Я продолжаю работу над собой и сейчас.

В первую очередь, это психологическая помощь, когда человек может рассказать о своих проблемах, страхах, мыслях. Реабилитация предусматривает поддержку со стороны работников. Ты постоянно находишься с людьми, которые столкнулись с подобной проблемой. Вместе нам легче. Ведь тебя никто не осуждает, не пренебрегает тобой. Кроме того, центр предоставляет медицинскую помощь, пищу и ночлег.

  • Что входит в Ваши обязанности, как директора центра?

Я работаю с людьми, помогаю пережить им жизненные трудности, окружаю их поддержкой. Я провожу с ними беседы. Вместе мы читаем, готовим кушать, убирает, казалось бы простые вещи, но порой людям  и это дается с трудом. Помимо этого, я занимаюсь восстановлением документов, трудоустройством, иногда просто ищу подработку для них, так они получают свои первые, заработанные честным трудом, деньги. В центре работает 24 сотрудника. Мы стараемся развивать таким образом в людях ответственность и доверие.

Вероника Хорольская


Матеріал підготовлений за підтримки Фонду розвитку ЗМІ Посольства США в Україні в рамках проекту Школа аналітично-розслідувальної журналістики. Думка авторів може не співпадати з позицією Посольства.

Попередня публікація

Ті, що дивляться на світ крізь серце

Наступна публікація

Проблеми дитячого запорізького футболу

admin